Вы здесь

Организация боевой работы Спецназом в Афганистане

ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Группировка 
С самого начала боевых действий советских войск в Афганистане и до их вывода важнейшие задачи всегда решали части и соединения спецназначения. Состав группировки спецназа в различные периоды был разным и зависел от напряженности боевых действий и активности моджахедов. В первые годы это были 459-я отдельная рота (орCпН) и 154-й и 177-й отдельные отряды специального назначения (ооСпН). 
В 1984 году в группировку были введены сначала 173-й, а затем 668-й ооСпН. Весной в Афганистане стали действовать 186-й, 370-й и 334-й ооСпН. В результате из этих отрядов были сформированы 15-я и 22-я бригады специального назначения. 459-я рота оставалась отдельной. В конце 1985 года в составе 22-й бригады был сформирован 411-й ооСпН. Пик напряженности в боевых действиях пришелся на 1985-1987 годы. В августе 1988 года из Афганистана была выведена 22-я бригада и 154-й и 334-й ооСпН 15-й бригады. 
177-й и 668-й отряды были переведены в Кабул, где дислоцировалась 459-я рота, и находились в республике до окончательного вывода войск в 1989 году.

Зоны ответственности 
С самого начала боевых действий для борьбы с моджахедами на территории Афганистана подразделениям спецназа определялись зоны ответственности. Однако это в меньшей степени касалось 459-й орСпН, которая "гастролировала" по всей территории республики подобно свободному охотнику. 
В 1984 году, с вводом 173-го отряда в Кандагар, 154-й и 177-й отряды были передислоцированы в Джелалабад и Газни. В период, когда действовали всего три отряда, зоны ответственности назначались исходя из необходимости действий спецназа в данном районе. Реальные возможности достижения крайних точек зон ответственности учитывались слабо. 
С усилением группировки спецназа зоны ответственности отрядов были перераспределены. Реальные границы зон определялись возможностью достижения крайних точек на вертолетах и работы в этих местах разведгрупп. Под этим подразумевалась возможность своевременной эвакуации в экстренном случае и поддержка боевых действий группы с воздуха.

Именно последний фактор в значительной степени ограничивал радиус действий органов спецназа. 
При работе РГСпН на удалении от пункта дислокации в 120 километров она могла рассчитывать не более чем на 20-минутную поддержку с воздуха парой Ми-24 из-за ограниченного запаса топлива. 
В районах, где местность позволяла, бронегруппы совершали дальние рейды, однако уходить за пределы возможности работы авиации было рискованно, и такие рейды совершались не часто. Серьезно расширил зону досягаемости своих разведгрупп 370-й ооСпН, создавая в пустыне Регистан площадки подскока, куда бронегруппа доставляла горючее для вертолетов.

Организация боевой деятельности 
Боевая деятельность была организована по текущему графику. Одна рота отряда находилась в зоне ответственности и вела боевую работу. Другая рота в это время готовилась к боевому выходу, и еще одна рота несла службу в наряде в течение месяца. Ее силами выставлялся караул и кухонный наряд. 
Караул менялся силами этой же роты вторым составом, через день, с нарушением требований Устава гарнизонной и караульной служб. Наряд по столовой заступал на целый месяц и трудился там бессменно. Также от этой роты выделялась досмотровая группа, совершавшая облеты местности в зоне ответственности отряда. 
Эти грубейшие нарушения уставов наглядно свидетельствуют о несовершенстве штатной структуры отряда специального назначения, где в идеале всю службу, кроме несения службы дневальными в подразделениях, должны осуществлять специально для этого созданные комендантские и хозяйственные подразделения. Это минимум в полтора раза повысило бы количество одновременно привлекаемых к операциям сил и средств специальной разведки. 
В созданных же условиях одновременно в зоне ответственности отряда могло действовать не более 3-4 самостоятельных органов, включая бронегруппу и досмотровую группу. 
Как правило, срок боевой работы в зоне ответственности органов специальной разведки составлял два дня и три ночи.

Разведгруппы выводились в район выполнения боевой задачи на бронетехнике или на вертолетах с таким расчетом, чтобы десантирование происходило на границе дня и ночи. Это позволяло под покровом темноты через 15-20 минут покинуть место высадки. При таком стечении обстоятельств наблюдатели моджахедов, даже обнаружив место высадки десанта, не имели возможности оперативно оповестить группу противодействия для последующего блокирования спецназа.

Объекты противника 
Основными объектами противника, против которых применялись силы и средства специального назначения на территории Афганистана, являлись: 
— караваны с оружием и боеприпасами. В зависимости от местности караваны могли состоять как из вьючных животных (преимущественно в горах и в пустыне Регистан), так и из отдельных транспортных средств и автоколонн;

— склады с оружием, боеприпасами и другими предметами материально-технического обеспечения (МТО). Как правило, они размещались в базовых районах и в "зеленых зонах", куда доступ советским войскам был затруднен. Иногда они располагались в отдельных кишлаках или недалеко от них в пещерах или специально подготовленных схронах; 
— базовые районы (БР). Они, как правило, размещались в труднодоступных местах, чаще всего в горах и ущельях. Для размещения личного состава и складов и других элементов инфраструктуры БР в горах вырубались искусственные пещеры, подготавливались позиции средств ПВО и т.д.; 
— отдельные кишлаки — места базирования относительно небольших формирований моджахедов; 
— перевалочные базы, где размещались караваны на дневной отдых и пополняли запас топлива, воды и продовольствия.

Тактика борьбы 
Для выявления и уничтожения названных объектов противника подразделения спецназначения применяли такие тактические приемы, как наблюдение, поиск, засада, налет, захват. 
Все вышеназванные тактические приемы претерпели определенные изменения в силу того, что задачи, решаемые спецназом в Афганистане, сильно отличались от тех, что были указаны в инструкции по их боевому применению. Однако независимо от этих особенностей основой успеха действий по-прежнему являлась четкая, полная, своевременная и достоверная разведывательная информация об объекте противника.

Об оперативной информации 
С самого рождения спецназа он рассматривался как инструмент физической реализации разведданных, добытых агентурной разведкой. Четкое взаимодействие этого тандема должно было приносить реальные и ощутимые плоды. Но, к сожалению, надо отметить, что в Афганистане достоверной информации от оперативных агентурных групп (ОАГр) ГРУ ГШ, работавших в тех же зонах ответственности, командование отрядов не получало. Наверное, единственным исключением можно считать ОАГр, работавшую в Ургуне в 1985-1986 годах, которая несколько раз давала достоверную информацию командованию 177-го ооСпН об имевшихся базовых районах моджахедов. 
Некоторым отрядам удавалось организовать взаимодействие с советниками ХАД, как это было в Джелалабаде. Это давало положительные результаты. В других отрядах (173-й ооСпН) к 1986 году удалось создать свою агентурную сеть. Однако справедливости ради стоит отметить, что ее эффективность также оставалась невысокой. В конце концов командиру отряда С.Бохану удалось установить личный контакт с советниками ХАД в Кандагаре, которые иногда снабжали командование отряда достоверной информацией. 
Однако информация эта чаще касалась стационарных объектов (складов и базовых районов) и реже караванов. Одним из немногих таких примеров является засада, проведенная лейтенантом И. Весниным в 1986 году по оперативной информации ХАД. 
Поэтому результативность засадных действий групп и отрядов специального назначения в значительной степени зависела от инициативности командиров исполнительского звена: от группы до роты. Именно от их знания местности, маршрутов движения караванов противника, мест базирования крупных формирований моджахедов зависел успех повседневной работы в зонах ответственности.

В 1986 году был обобщен опыт работы 173-го ооСпН в 1984-1986 годах. На основе этого обобщения появилась возможность выработать рекомендации по подготовке командиров групп и рот, прибывающих из Союза. Мероприятия по подготовке групп и организации боевых действий во многом характерны и для других отрядов. Именно этот материал мы предлагаем вниманию наших читателей.

Организация разведки на себя 
Каждый командир подразделения обязан был организовать и лично вести разведку противника при совершении боевых выходов или облетов местности. С этой целью каждому разведчику подразделения указывался сектор наблюдения во время движения в пешем порядке, на наземном или воздушном транспорте. Все замеченное фиксировалось и наносилось на карту начальника разведки по прибытии с задания. Дороги, районы, откуда противник вел огонь, кишлаки, куда направлялись машины с оружием и моджахеды и откуда подходили бандформирования при обнаружении группы. При совершении рейдов на броне проводился опрос местных жителей и военнослужащих вооруженных сил Афганистана. Правда, данные, полученные от афганцев, как правило, нуждались в дополнительной проверке. Все это фиксировалось не только на карте отряда, но и в памяти каждого активного командира СпН. Поэтому перед очередным выходом командир группы спецназначения имел несколько вариантов работы в различных зонах ответственности батальона. Те командиры групп, которые не проявляли должной инициативы, как правило, получали задачу от командования на основании разведданных отряда. 
К инициативе командиров рот и групп командование отряда, как правило, прислушивалось, поскольку именно такие действия были максимально эффективны.

ПОДГОТОВКА К ВЫХОДУ

Оценка местности 
Получив у командира батальона задачу на предстоящие действия, командир РГ проводил оценку местности, на которой ему предстояло работать. На первом этапе — по карте и аэрофотоснимкам. Для того чтобы более детально оценить местность, ему следовало совершить облет района предстоящих действий на вертолетах не позднее чем за двое суток до предстоящего выхода. 
Оценивая местность, командир решал три основные задачи: намечал маршрут движения, выбирал место проведения засады (позицию группы в налете или при проведении захвата, удобное место организации наблюдательного пункта), а также место проведения дневки.

Выбор маршрута 
Проводя оценку местности, командир определял возможности скрытой посадки вертолетов или десантирования с бронетехники, наличие противника в районе, его наблюдательных постов, доброжелателей и пастухов. 
Работая с картой или аэрофотоснимком, он должен был проложить основной и запасный маршруты движения РГСпН, определить промежуточные ориентиры и азимуты движения к ним. Работая с картой или совершая облет перед выходом, он должен был как можно лучше запомнить местность, по которой будет двигаться разведгруппа в район предстоящих действий. Кроме этого в его обязанности входило проведение расчета времени на движение.

Выбор места засады 
Оценивая местность с точки зрения удобства организации засады, командир должен был выбрать основное место засады и подобрать один-два запасных варианта, находящихся на маршруте не далее 5-7 км от основного места. 
Выбирая место засады, он обязан был расположить группу так, чтобы обеспечить поражение каравана противника на всей его (или как можно большей) протяженности. Место также должно было быть удобно для организации круговой обороны. Командир РГСпН должен быть уверен, что при любом стечении обстоятельств он способен силами группы отразить нападение большой группы мятежников. Кроме того, место засады должно обеспечивать маскировку разведчиков и возможность вести огонь по противнику. Место для засады следовало подбирать с учетом возможности эвакуации РГСпН в ходе боя, поэтому рядом с местом засады подбирали площадку для посадки вертолета или место, куда беспрепятственно могла подойти бронегруппа. Одним из острейших вопросов в ходе выполнения задачи в условиях жаркого климата Афганистана являлся вопрос обеспечения водой. Поэтому при подборе места засады командир также изучал прилегающий район в радиусе трех километров на наличие водоисточников.

Выбор места для проведения дневки 
В связи с тем, что группы действовали в течение двух дней и трех ночей, вопрос организации дневного отдыха был одним из наиболее важных. Если место проведения засады находилось в горной местности и позволяло, не нарушая скрытности группы, оставаться там в дневное время, командир мог использовать и его. Это было даже более удобно с точки зрения повышения скрытности и безопасности, поскольку при передвижении группа наиболее заметна и уязвима. 
Однако это было не всегда возможно, поэтому, оценивая местность, командир обязан был выбрать район или место для проведения дневки на удалении 3-5 километров от места проведения засады. 
Стоит ли объяснять, что место дневки должно обеспечивать скрытое расположение личного состава разведгруппы в течение светлого времени суток? Для этого место дневки должно находиться на достаточном удалении от дорог, троп, мест выпаса и водопоя скота. 
В целях повышения безопасности группы ее личный состав должен иметь возможность при возникновении опасности в кратчайшие сроки занять круговую оборону для отражения нападения противника. Поэтому место дневки избирали под прикрытием господствующих высот, на которых днем размещали наблюдателей охранения. В пределах 300-400 метров от места дневки подбирали площадку для эвакуации группы воздушным (наземным) путем.

Принятие решения 
Составив реальное представление о районе, где ему предстоит работать, командир принимал решение на выполнение задачи. То есть определял, какими силами, что и как он будет делать. 
Поэтому в самом начале принятия решения командир должен был определить численный состав РГСпН, назначенной для выполнения боевой задачи, в том числе с учетом приданных сил: радистов, саперов, стрелков-гранатометчиков. Также он рассчитывал, какого и сколько оружия, а также боеприпасов, сигнальных средств, средств наблюдения и связи необходимо для выполнения боевой задачи. 
Поскольку предстоящая задача состоит из нескольких этапов, командир должен был продумать и принять решение о последовательном выполнении каждого из этапов. Однако опыт показал, что принятое в пункте дислокации решение в отношении того, как следует проводить засаду, редко исполнялось. Поэтому решение на проведение засады, дневки и эвакуации командир уточнял на месте.

Независимо от этапа предстоящих действий командир продумывал один из важнейших пунктов решения — порядок связи с центром и связи внутри группы. И если порядок связи с центром определял начальник связи отряда, а командир группы принимал его как данность, то все остальное было его прерогативой: сигналы, передаваемые по радиостанции внутри РГ, порядок связи, позывные, а также сигналы управления, подаваемые жестами, и сигналы опознавания "свой-чужой" как внутри группы, так и при взаимодействии с авиацией. 
Также независимо от этапа задачи командир должен был назначить своего заместителя. Им мог быть второй офицер в РГ или наиболее подготовленный сержант. 
Собственно, решения на различные этапы задачи различались только походным или боевым порядком, составом и задачами его элементов, а также назначаемыми пунктами сбора, которые должны работать на каждом из этапов. Однако пункты сбора (ПС) определялись только при десантировании. Другие ПС не определялись, так как даже в случае нападения противника личный состав РГСпН не рассредоточивался, а занимал круговую оборону. Сбор дозоров также происходил "на себя". 
Наиболее детально принималось решение на сбор на площадке приземления, если группа выводилась в район воздушным путем. При этом командир должен был определить походный порядок для перелета к месту высадки. В составе каждого вертолета обязательно должен находиться либо командир, либо заместитель. Командир, как правило, находился в ведущей машине. Также в составе каждого борта должны были находиться средства радиосвязи для связи внутри группы. 
Наиболее детально в пункте дислокации продумывался походный порядок группы. Для этого командир намечал состав головного и тылового дозоров, старшими дозоров обычно назначались опытные сержанты. Далее командир определял состав и порядок построения ядра группы. При этом он делил личный состав в отделениях по парам с чередованием старослужащих и молодых солдат для того, чтобы разведчики постоянно действовали вместе, оказывали друг другу помощь и отвечали друг за друга при любых обстоятельствах. Далее он определял замыкающих. В замыкающую пару или тройку входили наиболее опытные солдаты, один из которых был пулеметчиком. Они поддерживали визуальный контакт с тыловым дозором и в случае необходимости прикрывали его отход к основным силам группы. Командир группы намечал маршрут движения группы от ориентира к ориентиру или, если детально продумать маршрут не удавалось, определял направление на конечную точку маршрута. 
При принятии решения на засаду командир лишь мог определить боевой порядок в засаде, решить, какие подгруппы, сколько и в каком составе будут выделяться, указать старших подгрупп.

Подготовка группы 
Далее командир уточнял у начальника разведки отряда обстановку в районе действий, сведения о противнике, получал документы, рабочую карту и кодировал ее, а также карту, на которой графически отображал принятое решение. 
После принятия решения и нанесения его на карту командир РГСпН должен был доложить его офицеру, ответственному за подготовку группы, а также подать ему список личного состава РГСпН, всего вооружения, боеприпасов, медицинского имущества, сигнальных и химических средств, радиостанций, приборов наблюдения, предметов инженерного обеспечения, вещевого имущества и имеющегося другого специального снаряжения. Далее он получал у командира группы связи, командира роты минирования и начальника медицинской службы списки фамилий радистов, саперов и санинструкторов, придаваемых РГ. 
После этого командиру предстояло отдать ряд предварительных распоряжений старшине роты, радистам, саперам, санинструкторам и сержантам. 
Командир также ставил им задачу на получение сигнальных средств, проверку приборов ночного видения и питания к ним. Он указывал, какое имущество, вооружение помимо штатного снаряжения (РД-54, нагрудник с магазинами, пояс с выстрелами ВОГ-25), техники и вооружения несет на себе каждый разведчик с учетом его личных физических возможностей.
В ходе подготовки группы к боевому выходу командир был обязан сам или с привлечением специалистов различных служб провести занятия с личным составом РГ по предметам боевой подготовки согласно плану двухдневной подготовки группы, убывающей для ведения боевых действий. 
Не позднее чем за два-три часа до времени построения, указанного офицером, ответственным за подготовку группы, командир лично проверял подготовку группы, выполнение отданных им распоряжений и распределение грузов среди личного состава РГСпН. От того, насколько внимательно командир проверял готовность группы, зависел успех поставленной задачи и жизнь самой группы. 
Командир в случае, если группа выводилась в район предстоящих действий воздушным путем, на аэродроме распределял личный состав по корабельным группам таким образом, чтобы на ведущем и ведомом бортах было по одному радисту с радиостанциями (Р-143, Р-З54, 394км, "Ангара"), равное количество радиостанций P-392, "Ромашка", примерно равная огневая мощь и количество личного состава и сержантов. Также он определял порядок покидания корабля во время десантирования, порядок выхода в эфир в УКВ диапазоне для сбора на площадке приземления в случае невозможности сбора без применения средств связи. 
Если группа выводилась в район предстоящих действий бронегруппой, то командир РГ определял порядок посадки на боевые машины, учитывая все вышеперечисленное.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

НЕУКОСНИТЕЛЬНОЕ исполнение последовательности в подготовке групп специального назначения позволяло выполнять сложные задачи без потерь и с высокой результативностью. Кому-то эти действия могут показаться излишне заорганизованными. Однако мой личный опыт позволяет утверждать, что это не так. Качественная подготовка подразделений к выполнению поставленной задачи, слаженная работа всех служб отряда лежали в основе успешных действий. Конечно, чрезвычайные ситуации требовали экстренного применения подразделений спецназа, находящихся в расположении отряда. И их действия зачастую также были успешны, но это лишь подтверждает сказанное. В результате такой подготовки действия личного состава, офицеров и прапорщиков были подобны слаженному механизму.